Garant-blok.ru

Гарант Блок
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Расторжение договоров Как признать сделку кабальной?

Кабальная сделка

Свобода договора является одним из основополагающих принципов гражданского права.

В основе нормальных гражданско-правовых отношений лежат свободные волеизъявления сторон, которые могут вступать в сделки или отказываться от участия в них.

Однако есть ситуации, когда в силу тяжелых сложившихся обстоятельств жизни, одна из сторон соглашения вынуждена подписывать абсолютно невыгодную для себя сделку.

Другой стороне соглашения известно плачевное положение контрагента, чем она пользуется в личных целях.

Кабальная сделка (ГК РФ ст. 179) – это сделка, заключённая в крайне невыгодных условиях для одной стороны договора. Ее можно признать недействительной по иску потерпевшей стороны. Последствия недействительности при этом будут стандартны.

Кабальная сделка: признаки

Сделка, совершенная под воздействием внешних сложившихся обстоятельств, в суде может быть признана недействительной. Одним из вариантов такой сделки является договор займа под залог недвижимого имущества с последующим его выкупом у кредитора, где потерпевшей стороной становится заемщик.

Признаки кабальности такой сделки:

  • необоснованно завышенная стоимость займа (в частности проценты за пользование средствами);
  • в качестве залога выступает имущество, стоимость которого существенно превышает размер выданного займа;
  • критическая жизненная ситуация, когда срочно нужны средства (дорогостоящее лечение, похороны, крупные долги и другое);
  • кредитор был информирован о сложившихся тяжелых обстоятельствах заемщика, но все равно воспользовался ситуацией в корыстных побуждениях.

Стоит отметить, что кабальная сделка совершается в довольно короткие сроки, и важным обстоятельством является факт понимания потерпевшего участника риска и невыгодность условий от совершения таких действий. По сути, потерпевшая сторона добровольно соглашается на подписание такого договора.

Оформление займа под залог имущества с последующим его выкупом, как правило, происходит в связи с тяжелым материальным положением, когда у человека нет времени на поиски средств для решения конкретного вопроса, и, в том числе, когда он не может найти другого кредитора, который согласился бы заключить договор займа на более выгодных условиях. На этих основаниях можно доказать кабальность сделки при отсутствии принуждения со стороны другого участника к подписанию договора.

Важно! При любых обстоятельствах сделка не будет признана кабальной, если она была совершена в рамках брачного контракта, признанного недействительным на основании ст. 44, п. 2 СК РФ.

В соответствии с законодательством, у кабальной сделки имеются следующие признаки:

  • Наличие действительно тяжелой ситуации, ставшей причиной заключения соглашения.
  • Осведомление другого участника о положении контрагента и использование данного факта для своего незаконного обогащения.

От остальных оспоримых сделок кабальную отличает то, что она заключается осознанно и без давления. Один из участников соглашения прекрасно знает о том, насколько невыгодны предлагаемые ему условия, но их принятие является его единственной возможностью выйти из сложившейся ситуации.

Также следует обращать внимание на то, что законодатель установил наличие крайне невыгодных условий. В обычном понимании это может быть любая тяжелая финансовая ситуация. Крайней она становится, если последствия сделки создают еще более тяжелые условия, чем были до ее заключения.

Как признать договор займа недействительным?

Договор займа можно признать недействительным по одному из общих оснований для недействительности сделок. Например, он может быть признан кабальной сделкой, если заемщик в силу тяжелых обстоятельств согласился на заем под чрезмерно высокий процент. Специальных оснований недействительности договора займа нет.

Чтобы признать договор займа недействительным, нужно подать иск в суд. Особенностей процедуры признания недействительным для этого договора не предусмотрено.

Если договор недействителен, по общему правилу заемщик должен вернуть сумму займа. Однако возможны и иные последствия. Например, суд может обязать заимодавца вернуть заемщику часть уплаченных процентов.

Основания для признания договор займа недействительным

Специальные основания недействительности договора займа законом не предусмотрены. Такой договор может быть признан недействительным по общим основаниям недействительности сделок.

В частности, можно потребовать признать договор недействительным, если:

  • процентная ставка по нему значительно превышает среднерыночную по аналогичным договорам. Такой договор будет считаться кабальным, если заемщик был вынужден совершить сделку на таких крайне невыгодных условиях из-за тяжелых обстоятельств, чем воспользовалась другая сторона (п. 3 ст. 179 ГК РФ, п. 11 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 10.12.2013 N 162);
  • он является крупной сделкой для ООО, но совершен без необходимого согласия (п. 4 ст. 46 Закона об ООО, ст. 173.1 ГК РФ).
  • Учтите, что суд, скорее всего, откажет заемщику, который потребует признать договор недействительным после предъявления к нему иска о взыскании задолженности, если его действия давали заимодавцу основания полагаться на действительность договора. Такое поведение суд может расценить как злоупотребление правом (Определение Верховного Суда РФ от 02.06.2015 N 66-КГ15-5). Право, которым злоупотребили, защите не подлежит (п. 2 ст. 10 ГК РФ).
Порядок признания договора займа признается недействительным

Для признания договора займа недействительным нужно подать иск в суд.

В зависимости от основания руководствуйтесь правилами признания недействительными ничтожных или оспоримых сделок.

Последствия признания договора займа недействительным

Если договор займа недействителен, правовые последствия по нему не возникают, за исключением тех, которые связаны с его недействительностью (п. 1 ст. 167 ГК РФ).

Читать еще:  Договор о материальной ответственности кассира 2021

По общему правилу последствием недействительности сделки является возврат сторонами всего полученного по ней (п. 2 ст. 167 ГК РФ).

Однако есть особенности в части применения последствий недействительности договора займа для каждой из сторон.

Последствия признания договора недействительным для заемщика

Заемщик должен вернуть заимодавцу сумму займа.

Однако заемщик по договору получает не только деньги, но и возможность пользоваться ими определенное время. Эту часть полученного вернуть в натуре невозможно. Поэтому заемщик должен возместить стоимость пользования (п. 2 ст. 167 ГК РФ). Такая компенсация производится по правилам ст. 395 ГК РФ, т.е. в виде уплаты процентов по ключевой ставке Банка России (Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 11.07.2016 N Ф06-9670/2016).

По такой же ставке проценты начисляются и в случае, если суд признает, что переданные по недействительному договору деньги являются неосновательным обогащением заемщика (п. 1 ст. 1102, п. 2 ст. 1107 ГК РФ, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 25.08.2015 N Ф05-8546/2015).

Если заемщик требует признать недействительным оспоримый договор процентного займа, суд с учетом обстоятельств дела может прекратить договор на будущее время (п. 3 ст. 167 ГК РФ). В этом случае проценты начисляются следующим образом (п. 31 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 13, Пленума ВАС РФ N 14 от 08.10.1998):

  • до момента вступления в силу решения суда о признании договора недействительным — по установленной договором ставке;
  • после вступления в силу решения суда — по ключевой ставке Банка России (п. 2 ст. 1107, п. 1 ст. 395 ГК РФ).
Последствия признания договора недействительным для заимодавца

Обычно после признания договора недействительным заимодавца не обязывают вернуть все полученные проценты. Это связано с тем, что заемщик в любом случае обязан оплатить пользование суммой займа (п. 2 ст. 167 ГК РФ).

Однако суд может признать неосновательным обогащением заимодавца разницу между суммой, уплаченной по договорной ставке, и суммой процентов, рассчитанной по ключевой ставке (п. 30 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 13, Пленума ВАС РФ N 14 от 08.10.1998). В этом случае заимодавец должен будет вернуть заемщику переплату (п. 1 ст. 1102 ГК РФ).

Когда сделку не признают недействительной?

В обществе живет мнение, что кабальным можно назвать даже оформление любого займа, если он сопровождается завышенными процентами. Такой кредит будет признан кабальным только в случае, если деньги требовались для выхода из критической ситуации в жизни.

Такое понимание людей легко объяснимо, ведь в Древней Руси кабала означала долговой документ. Должник служил владельцу, этим оплачивая процент за займ. Процент получался слишком высоким, так как стоил свободы заемщику.

Нынешнее законодательство четко прописывает моменты, когда сделка не будет признана кабальной:

  1. При заключении договора в состоянии алкогольного или наркотического опьянения.
  2. Если подписание соглашения стало результатом спора.
  3. Незнание или необдуманность своих поступков не освобождают гражданина обязанностей по сделке.
  4. Соглашение не будет признано кабальным, если человек недееспособен или временно недееспособен по причине болезни. Такие договора суд может признать недействительными, но по другой статье закона.

Экономические интересы и этические соображения: между Сциллой и Харибдой

Фундаментальным для гражданского права является принцип свободы договора. Но эта свобода не абсолютна. Институт недействительности сделок — один из инструментов её ограничения. В основе идеи недействительности кабальных сделок лежит защита экономически слабых от эксплуатации их нужды.

При совершении кабальной сделки происходит чрезмерное превышение выговариваемой сильной стороной выгоды над обязанностью, возлагаемой на сторону слабую.

Использование бедственного положения лица в корыстных интересах осуждается общественной моралью. Нам с детства прививают чувство сострадания к ближнему, нас восхищают примеры бескорыстного и самоотверженного служения другим людям.

Иллюстрация: pixabay.com Когда мы видим, как кто-то чрезмерно обогащается бедах других людей, мы чувствуем возмущение, наша человеческая суть восстает против этого. Нередко мы осуждаем тех, чей бизнес основан на помощи попавшим в беду за баснословные деньги.

Возьмем для примера частную медицинскую клинику, которая обладает уникальными методиками лечения трудноизлечимого заболевания, инновационными технологиями и оборудованием. Лечение в такой клинике может стоить несколько сотен тысяч рублей, а то и евро.

Высокая цена обычно достигает (а то и превышает) максимума средств, которыми располагает пациент и отчасти связана с его слабыми переговорными позициями — у него на кону стоит жизнь. С этической точки зрения мы воспринимаем ситуацию, как эксплуатацию тяжелого положения пациента.

Но с точки зрения экономики для самой клиники такая бизнес-модель оправдана и рациональна.

Обладание уникальной методикой лечения и инновационные технологии ей в руки ведь тоже не с неба свалились. Собственники клиники в готовность спасать пациентов вложили немалые суммы: в медицинские исследования, создание или покупку методики, инновационное оборудование и т. д.

Если инвесторы будут знать, что сделка с пациентом скорее всего будет аннулирована судом, как кабальная, и о хорошей прибыли можно не думать, станут ли они вкладывать деньги в исследования, инновации, разработку и приобретение методик? Спрос на уникальные методы лечения останется, но клиник, способных удовлетворить его, либо не будет, либо будет очень мало с очередями на годы вперед. В итоге у пациентов шансов на спасение станет еще меньше.

Читать еще:  Коллективный договор образец приказа

Конечно, так дела обстоят в условиях рыночной экономики. Тут можно вспомнить про «эксплуатацию человека человеком» и про «звериный оскал капитализма», но при нынешних экономических реалиях безусловное аннулирование подобных сделок с «профессиональными спасателями» может обернуться большими социальными проблемами.

«Спасатель» может быть и ситуативным, когда его способность помочь попавшему в беду оказалась делом случая. Но за помощь он запросил завышенную сумму. Такой пример есть в п. 11 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 10.12.2013 № 162.

Индивидуальный предприниматель занимался перевозкой грузов с помощью принадлежавшего ему грузового автомобиля. В результате ДТП автомобиль был утрачен. ИП взял заем у ООО для срочной покупки нового. Иначе он не смог бы вести бизнес и обанкротился. Контрагент знал о таких обстоятельства. В итоге договор займа заключили на 1 год со ставкой… 100% годовых.

ИП успешно оспорил договор в суде по п. 3 ст. 179 ГК РФ. Размер процентной ставки настолько превышал средние значения, что суд признал договор кабальным.

Здесь заимодавец оказался случайным спасателем. И выдача займов, насколько можно понять из фабулы дела, для него непрофильный вид деятельности. Один предприниматель оказал финансовую помощь другому под 100% годовых.

Решение суда довольно спорное. С одной стороны процентная ставка действительно завышена. С другой сделка всё же с экономической точки зрения была выгодна для ИП — иначе он ушел бы в банкротство.

Обратите внимание, что ИП обратился за выдачей займа не в банк, а к другому предпринимателю. Потому что банк мог бы и не выдать предпринимателю ничем не обеспеченный кредит в сжатые сроки.

Если признавать такого рода сделки кабальными и аннулировать их, то предприниматели могут утратить стимулы помогать друг другу в сложной экономической ситуации путем выдачи займов без обеспечения и надлежащей проверки платежеспособности заемщика.

Приведенный пример — единичный. Суды крайне редко признают кабальными сделки, заключенные в связи с ведением предпринимательской деятельности. Они справедливо обосновывают это тем, что это самостоятельная деятельность, осуществляемая на свой риск.

Аннулировать коммерческие сделки на основании п. 3 ст. 179 ГК РФ возможно только в единичных — вопиюще несправедливых — случаях. Потому что брать на себя определенные бизнес-обязательства, а потом бежать плакаться в суд про тяжелые обстоятельства с целью освободиться от них, тоже противоречит деловой этике.

Верховный суд рассказал, как оспаривать кабальные сделки

Верховный суд сформулировал стандарт доказывания по кабальным сделкам, которые обычно практически невозможно оспорить. Он проанализировал дело женщины, которая, страдая тяжелым заболеванием, должна была еще и помогать близким: немощной старушке-матери и непутевому сыну, которого осудили по уголовной статье. Она оспаривала продажу единственного жилья для них троих, которое передала сожительнице сына за бесценок. Две инстанции решили, что женщина пропустила срок исковой давности. ВС счел, что его можно было восстановить, и дал указания, как пересмотреть дело по сути.

Примеров успешного оспаривания кабальных сделок почти нет из-за сложности доказывания, утверждает ведущий юрисконсульт «КСК групп» Елена Цатурян. Более того, есть практика, подтвержденная на уровне Верховного суда, что истец теряет право на оспаривание сделки, если продолжал или продолжает ее фактическое исполнение, развивает свою мысль партнер МКА «Горелик и партнеры» Лада Горелик. В то же время ей очевидно, что в жизни немало договоров заключаются на невыгодных условиях при стечении довольно тяжелых обстоятельств. В этих случаях пригодятся разъяснения из недавнего определения Верховного суда (дело 19-КГ17-10). Он четко сформулировал стандарт доказывания по кабальным сделкам, считает управляющий партнер юрфирмы «Солнцев и партнеры» Станислав Солнцев. Кроме того, комментирует он, ВС признал возможным восстановление срока обжалования по ст. 205 ГК, то есть открыл дорогу для оспаривания «старых» соглашений, что особенно актуально для споров вокруг недвижимости.

Когда обстоятельства сильнее

Верховный суд принял и рассмотрел жалобу Ирины Остапенко*, которая пыталась оспорить продажу единственного жилья сожительнице своего сына Дмитрия Колчева* Наталье Гарман*. Гарман жила в их доме с двумя маленькими детьми от другого отца. А в 2014 году она приобрела у Остапенко дом и участок за 420 000 руб. и 4682 руб. соответственно. Поскольку Гарман оплатила эту сумму материнским капиталом, жилье поступило в долевую собственность ее и ее детей. А в конце 2015 года покупательница подала иск о выселении «чужих» жильцов из своего дома.

Остапенко подала встречный иск о признании договора купли-продажи недействительным. По словам ответчицы, только тяжелые обстоятельства вынудили ее продать дом, в котором, кроме нее, жили сын и престарелая мать. Сама Остапенко страдала раком, должна была проходить стационарное лечение и дорогие обследования. Болела и ее 89-летняя мать. Незадолго до продажи дома старушка сломала ногу и не могла сама себя обслуживать, а уход за ней тоже требовал немалых денег. Как будто этих бед было недостаточно, в неприятности попал сам Колчев, которого осудили за хищение вверенного имущества (ч. 1 ст. 160 УК) и приговорили к штрафу в 40 000 руб. Это довольно-таки тяжелые обстоятельства, которые говорят в пользу кабальности сделки, уверяла Остапенко во встречном иске.

Читать еще:  Договор бытового подряда на ремонт жилого помещения

Она рассказала суду, как пыталась решить проблемы с помощью трех кредитов, которые взяла в конце 2013 – начале 2014 года. Но гасить их было сложно, весь постоянный доход семьи ограничивался небольшими пенсиями Остапенко и ее матери. И здесь подоспело предложение сожительницы сына, которое, как тогда казалось, поможет исправить ситуацию. Ответчица объяснила в суде, что пошла на сделку, потому что Гарман встречалась с ее сыном и жила в их доме. По уверениям Остапенко, «невестка» прекрасно знала о тяжелом положении семьи и осознавала, что покупает жилье за бесценок. Ведь, согласно отчету об оценке, дом стоил 1,7 млн руб. (в 3 раза дороже), а земля 501 000 руб. (в 107 раз дороже).

Два взгляда на одно дело

Буденновский городской суд Ставропольского края решил выселить Остапенко с сыном и матерью, но не нашел оснований признать куплю-продажу недействительной. Одним из основания отказа стал пропуск срока исковой давности: регистрация сделки состоялась 11 ноября 2014 года, а требование признать ее недействительной было предъявлено 25 декабря 2015 года (а поскольку сделка оспоримая, нужно было уложиться в один год). Кроме того, суд отверг отчет об оценке, потому что его составили в 2016 году, а дом был продан в 2014-м. Ставропольский краевой суд согласился с этими выводами.

Но краевому суду придется пересмотреть дело с учетом указаний Верховного суда, который нашел немало ошибок в решениях нижестоящих инстанций. Для начала суды не рассмотрели вопрос о восстановлении срока исковой давности ввиду обстоятельств, связанных с личностью, таких как тяжелая болезнь (ст. 205 ГК). Ведь Остапенко страдала раком, а ее права не нарушались до тех пор, пока 3 ноября 2015 года сожительница сына не предъявила иск о выселении. Что касается оценки дома – тут судья должен был разъяснить Остапенко, что у нее есть право ходатайствовать о назначении судебной экспертизы. Кроме того, суды проигнорировали обстоятельства, которые свидетельствуют о тяжелом положении ответчицы, и не проверили, могла ли Гарман об этом знать. С такими замечаниями коллегия под председательством Вячеслава Горшкова отправила дело на новое рассмотрение.

Алгоритм: как оспорить кабальную сделку

ВС верно указал на совокупность неблагоприятных обстоятельств и даже на возможность восстановить срок исковой давности, одобряет Горелик. По ее предположению Остапенко, скорее всего, доверяла сожительнице сына, с которой жила под одной крышей, и не думала, что та может ее выселить. Горелик не исключает, что это обсуждалось, только не было прописано в договоре купли-продажи.

О том, что надо доказать в делах о кабальных сделках, рассказывает руководитель практики частного права национальной юридической компании «Митра» Константин Сердюков. Стечение тяжелых обстоятельств подтвердить обычно легко. По словам эксперта, в определении ВС этот вопрос освещен подробно и убедительно. Примечательно, что гражданскую коллегию интересуют детали жизни не только самой Остапенко, но и ее матери и сына. Гораздо сложнее, по мнению Сердюкова, доказать причинно-следственную связь между тяжелыми обстоятельствами и самой невыгодной сделкой. Судя по определению ВС, нельзя однозначно сказать, что именно сложное положение подтолкнуло Остапенко заключить договор, сомневается Сердюков. По его мнению, возможны и другие объяснения. Например, учитывая, что Гарман оплатила дом материнским капиталом, не исключено, что жители сговорились его «обналичить» и разделить между собой, рассуждает Сердюков. Но ВС ничего не сказал в определении о вопросах доказывания причинно-следственной связи, сожалеет юрист.

Еще одно обстоятельство, которое зачастую непросто доказать, – это осведомленность контрагента о тяжелом положении потерпевшего. Здесь Верховный суд ограничился ремаркой, что Гарман сожительствовала с сыном Остапенко и знала о ее проблемах, указывает Сердюков. «Получается, ВС фактически установил презумпцию осведомленности сторон о том, что у одной из них тяжелые обстоятельства, если они проживают совместно, – анализирует юрист «Митры». – Это должно облегчить доказывание в делах с подобными обстоятельствами».

В целом есть смысл оспаривать сделку как кабальную, если очевидно бедственное положение одной из сторон, и его можно доказать, резюмирует Солнцев из юрфирмы «Солнцев и партнеры». Он называет болезни, тюремное заключение, наличие большого долга, ущерб от стихийных бедствий и катастроф. Путь оспаривания при этом лежит через нерыночный характер расчетов или определение цены (например, рассрочка на 50 лет или кратное снижение стоимости), рекомендует Солнцев. Ведь сложно представить, что кабальную сделку можно заключить на рыночных условиях, подытоживает юрист.

* – имена и фамилии действующих лиц изменены

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector