Garant-blok.ru

Гарант Блок
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Проблемы соотношения недействительных и несостоявшихся сделок

Недействительный и незаключенный договор: разница в российском праве

Ч асто можно услышать, что словосочетания «незаключенный договор» и «недействительный договор» используются в одинаковом значении, однако это является речевой ошибкой. «Недействительный» и «незаключенный» договоры имеют свои отличия, понимание которых позволит использовать юридическую терминологию грамотно. Более того, разграничение этих понятий позволит избежать множества проблем. Например, в суде. Анализ судебной практики показывает, что суды часто отказывают в удовлетворении исков о признании договора недействительным лишь на том основании, что договор признавался незаключенным. И как бы ни хотелось, чтобы в гражданском обороте не было ни тех, ни других, необходимо четко различать данные категории. Итак, недействительный и незаключенный договор, в чем же отличия? Для начала стоит определить, что же такое «незаключенный» и «недействительный» договоры в отдельности.

Быстрый переход:

Обновлено: 29.07.21

Сделку признали недействительной: означает ли это, что суд может полностью игнорировать ее условия? Комментарий Романа Бевзенко

Недавно Гражданская коллегия ВС РФ рассмотрела в целом довольно непримечательный спор о последствиях недействительности договора купли-продажи недвижимости. Однако в Определении по делу ВС РФ пришел к спорному выводу, что недействительность договора фактически означает, что его стороны вообще не вправе апеллировать к тексту договора в подтверждение каких-либо обстоятельств, связанных со сделкой. Насколько обоснован такой вывод? Чем руководствовался ВС РФ в этом деле? Как влияет недействительность сделки на возможность ее сторон ссылаться на текст сделки в подтверждение своих доводов?

Рассказывает:

Роман Бевзенко,

к.ю.н., главный редактор ШОРТРИД

СУТЬ СПОРА

Ю.В. Порываев являлся собственником земельного участка и расположенного на нем садового домика.

21 июня 2017 года между Ю.В. Порываевым и А.А. Макаровой был заключен договор купли-продажи участка и дома. Согласно условиям договора стороны оценили стоимость недвижимого имущества в 150 тыс. рублей.

3 июля 2017 года право собственности на имущество зарегистрировано за А.А. Макаровой.

18 июня 2019 года Ю.В. Порываев умер, в наследство вступил его сын — А.Ю. Порываев. Он обратился в суд с иском к А.А. Макаровой о признании заключенного между ней и Ю.В. Порываевым договора купли-продажи от 21 июня 2017 года недействительным и о применении последствий недействительности сделки. В обоснование иска он ссылался на то, что на момент совершения сделки Ю.В. Порываев не был способен понимать значение своих действий и руководить ими.

Решением суда, которое поддержали апелляция и кассация, иск был удовлетворен. Договор купли-продажи признали недействительным, запись о праве собственности А.А. Макаровой в ЕГРН была погашена, восстановлена запись о праве собственности Ю.В. Порываева. Также суд взыскал с А.Ю. Порываева в пользу А.А. Макаровой 150 тыс. рублей.

В определении ВС РФ почему-то написано, что дело рассматривалось Ступинским городским судом и Московским областным судом, хотя спорная недвижимость расположена в Республике Хакасия и в отношении этого иска должны действовать правила ГПК РФ об исключительной подсудности. Видимо, это ошибка, допущенная ВС РФ. В действительности дело рассматривал Черногорский городской суд Республики Хакасия и Верховный суд Республики Хакасия.

Истец обжаловал это решение в ВС РФ, который отменил судебные акты в части взыскания с истца в пользу ответчицы 150 тыс. рублей. Дело в этой части было направлено на новое рассмотрение.

В основу рассуждений судей Гражданской коллегии ВС РФ легли следующие соображения.

Основанием для признания сделки недействительной стала норма п. 1 ст. 177 ГК РФ, в соответствии с которой сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

Из акта суда первой инстанции следует, что наследодатель перед смертью действительно вел себя предельно странно:

«Он стал злоупотреблять алкоголем, агрессивен по отношению к посторонним людям, отказывался от лечения, ссылаясь на то, что Макарова его излечит энергией космоса, носил дома корону из медной проволоки», «Ю.В. Порываев … полагал, что обладает необычными способностями, он стал агрессивен по отношению к посторонним людям, оскорблял их нецензурной бранью, говорил, что он «посланец Бога», был в Австралии и видел своих родителей», «при этом одевался неопрятно, от него исходил неприятный запах, приходил в магазин покупать водку (утверждая при этом, что он директор магазина) сам или ее приобретала для него Макарова».

В рамках дела была назначена психиатрическая экспертиза, которая пришла к следующему выводу:

«Грубых нарушений памяти, интеллекта при заключении договора купли-продажи 21.06.2017 у Ю.В. Порываева, вероятнее всего, не отмечалось, однако наличие нарушений мышления в виде бредовых идей (величия, особых способностей, отравления), выраженное изменение личностных особенностей (подозрительность, эгоцентричность, конфликтность, агрессивность), отсутствие критики к своему состоянию объективно препятствовали и лишали его способности понимать значение своих действий и руководить ими при заключении договора купли-продажи от 21.06.2017».

С опорой на эти обстоятельства суд признал договор купли-продажи недействительным и применил правила ст. 167 ГК РФ о двусторонней реституции, присудив наследнику продавца недвижимость, а покупателю – денежную сумму, указанную в договоре в качестве покупной цены.

Однако Гражданская коллегия ВС РФ посчитала, что, присудив покупателю деньги, суды допустили ошибку:

«Взыскивая с истца в пользу ответчика денежные средства в размере 150 000 рублей, суд исходил из того, что денежные средства по условиям договорам купли-продажи спорного имущества уплачены Макаровой А.А. до подписания сделки, что свидетельствует о произведенном расчете между сторонами. Между тем суды при разрешении настоящего спора не учли то, что 21 июня 2017 года Порываев Ю.В. находился в состоянии, когда не был способен понимать значение своих действий и руководить ими, в связи с чем все совершенные им юридически значимые действия являются недействительными и не порождают правовых последствий. Изложенное касается не только обстоятельств передачи Порываевым Ю.В. ответчику прав на спорное имущество, но и обстоятельств, связанных с доказанностью получения Порываевым Ю.В. денежных средств. С учетом изложенного, п. 5 договора купли-продажи от 21 июня 2017 года, согласно которому на день его заключения расчет между сторонами произведен в полном объеме, также является недействительным и не может служить подтверждением получения Порываевым Ю.В. от Макаровой А.А. денежных средств [выделение – Р.Б.]».

Именно здесь и кроется, на мой взгляд, главная ошибка анализируемого определения.

Читать еще:  Должностная инструкция делопроизводителя 2021 г по профстандарту

Как оценивать фактические обстоятельства, описанные в недействительной сделке?

Конечно, недействительность договора означает, что ни одно его условий не порождает правовых последствий – условие о переходе собственности не порождает права собственности, условие об обязанности заплатить деньги не порождает обязательство и т.п.

Однако это вовсе не означает, что содержание текста недействительной сделки не может служить доказательством каких-либо фактов. Недействительность – это юридическое состояние, оно не может аннулировать фактические обстоятельства.

Представим себе, что в преамбуле договора, заключение которого запрещено законом, стороны указали, что в определенные даты они провели переговоры о заключении этого договора. Неужели недействительность договора будет означать, что переговоров не было? Конечно нет, ведь они – факт реальной жизни и указание на них в тексте недействительной сделки не дает оснований игнорировать то, что стороны указали на факт их наличия. Сам по себе тот факт, что заключенный договор нарушает закон, никак не дезавуирует признание сторонами неких фактических обстоятельств, помещенное ими в текст сделки.

Можно предложить еще более яркий пример: представим себе, что договор, в котором было написано, что к моменту его заключения сторона передала другой стороне денежную сумму, признали недействительным вследствие отсутствия согласия третьего лица, которое требовалось в силу закона. Неужели и в этом случае нужно – вслед за Коллегией ВС РФ — проигнорировать эту фразу договора и не признать его текст письменным доказательством по делу?

Очевидно, что ответ на этот вопрос должен быть только отрицательным – конечно, нет. Раз стороны признали факт передачи денег в письменном документе, подписанном ими, то это отличное доказательство этого факта. Никакого отношения к последствиям недействительности сделки оно не имеет и иметь не может.

Какой стандарт доказывания применить при оценке фактов, описанных в недействительной сделке?

Кажется, ключом к пониманию позиции ВС РФ является конкретный состав недействительности, который стал основанием для признания договора купли-продажи недействительным: неспособность продавца понимать последствия своих действий.

Можно попытаться реконструировать ход мыслей судей ВС РФ следующим образом: раз продавец не понимал, что он делает, заключая договор, это означает, что он, скорее всего, не понимал и то, что написано в тексте этого договора. Поэтому принимать за истину указание в тексте сделки на факт передачи покупателем продавцу 150 тыс. рублей не следует. Нужны какие-то еще, более веские доказательства (расписки, выписки с банковских счетов и проч.), которые бы подтверждали, что деньги действительно были переданы. В их отсутствие поверить ответчице, что она действительно передала истцу 150 тыс. рублей, было бы неверным.

Если моя догадка верна и судьи рассуждали именно так (в пользу этого говорит фраза определения: «Иных доказательств передачи денежных средств в материалы дела не представлено»), то это означает, что они отвергли доказательственное значение текста договора, потому что оно не соответствует стандарту доказывания «баланс вероятностей» («скорее было, чем не было», скорее передала деньги, чем не передала).

О стандартах доказывания («на первый взгляд», «баланс вероятностей», «ясные и убедительные доказательства», «вне всяких разумных сомнений») я уже писал для ШОРТРИДа. Желающие могут прочитать мою заметку.

Таким образом, перед нами, по всей видимости, один любопытный пример применения этого приема оценки фактов: раз при подписании документа лицо не было способно осознавать, что оно подписывает, то доказательственное значение этого документа крайне невысоко, он не смещает «доказательственный баланс» в пользу положительного суждения о факте.

И, конечно, было бы здорово, если бы судьи ВС РФ открыто и транспарентно излагали свои мотивы, руководствуясь которыми они разрешают дела. Тогда нам не приходилось бы заниматься юридической реконструкцией. Хотя это времяпровождение и является любопытным интеллектуальным экзерсисом.

Примеры ничтожных сделок

К заключённым против правопорядка сделкам чаще всего относят те, которые заключаются под пристальным наблюдением со стороны исполнительной власти. Например, в случаях когда условия договора предусматривают, чтобы размер налога был наименьшим, инициатором становится налоговая служба. Кстати, если речь идёт о таком виде сделок, суд встаёт на сторону обвинителя.

Главным в мнимой сделке становится видимость сделки на бумаге, хотя стороны не получают прав и обязанностей в результате её заключения. Например, когда заёмщик, не желая возвращать кредит или другой долг, заключает мнимую сделку об отчуждении своего имущества, но продолжает единолично пользоваться и владеть собственностью. В таких случаях требовать отмены сделки может кредитор. Как правило, суд не отказывает кредиторам в удовлетворении исковых заявлений.

Если же говорить о договорах, основанных на недееспособности одного из его участников, то оспорить такую сделку проще, чем другие. Например, частые случаи, когда родственники, пользуясь недееспособностью своих престарелых родственников, совершают сделки с недвижимостью. Понятно, что при полной дееспособности старик мог отказать в подписании документа.

Выплата заработной платы и премий

В одном деле списание денежных средств в счет погашения зарплаты произошло со значительной просрочкой с момента возникновения у должника обязанности по выплате заработной платы и после возбуждения дела о банкротстве должника. У суда отсутствовали основания для отнесения платежей в счет погашения зарплаты к сделкам, совершенным в процессе обычной хозяйственной деятельности (Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 09.02.2017г. по делу № А51-18142/2015).

Компания на основании платежных распоряжений совершила платежи по погашению, в т.ч. заработной платы. Суд посчитал, что они являются обычными, характерными для повседневной деятельности. Указанными перечислениями не проводились досрочные платежи либо платежи со значительной просрочкой, в связи с чем они соответствовали признакам обычной хозяйственной деятельности (Постановление ФАС Московского округа от 30.04.2014 г. № Ф05-10147/12 по делу № А40-31179/2012).

Аналогично суды оценивают условия выплаты премий. Так, суд отказался признавать недействительными приказы о премировании, выплаты премий работнику в условиях финансового кризиса компании, поскольку премии выплачены в процессе обычной хозяйственной деятельности, сотрудник фирмы неоднократно получал премии в течение длительного периода времени, размер премиальных выплат сильно не отличался от предыдущих и не превысил допустимого процента от стоимости активов банкрота (Постановление ФАС Уральского округа от 22.05.2013г. № Ф09-714/13 по делу № А71-8362/2012).

Читать еще:  Статья 1153 ГК РФ Способы принятия наследства

Соотношение понятий незарегистрированного и незаключенного договора

Споры вызывает и вопрос о квалификации договора, который требует госрегистрации, но ее не прошел, как незаключенного.

По общему принципу, если такой договор не был зарегистрирован в надлежащем порядке, он считается незаключенным, а соответствующие права и обязанности — невозникшими (например, постановление 10-го ААС от 29.04.2015 по делу № А41-61686/14).

При этом необходимо учесть следующее: договор, подлежащий госрегистрации, может быть признан недействительным и при ее отсутствии. Это связано с тем, что такой договор уже с того времени, когда стороны пришли к общему знаменателю по всем его существенным условиям, влечет правовые последствия в отношениях между ними, а также может повлечь весь спектр последствий, на которые он непосредственно направлен, после госрегистрации (п. 2 ИП № 165).

Кроме того, сторона договора, не зарегистрированного Росреестром в надлежащем порядке, не вправе на этом основании ссылаться на его незаключенность, если сторонами производилось полное или частичное исполнение такого договора (п. 3 ст. 432 ГК РФ). До своей госрегистрации в этом случае он не порождает последствий только для третьих лиц (п. 3 ст. 433 ГК РФ, п. 3 ИП № 165).

Итак, недействительный договор хотя и противоречит положениям закона, но тем не менее является совершенным. Незаключенного же договора как соглашения между сторонами в принципе не существует. По этой причине нельзя включать в иск одновременно требования о признании и недействительным, и незаключенным одного и того же договора, т. к. данные требования являются взаимоисключающими.

Сроки давности при оспаривании сделок

Заявление об оспаривании сделки на основании статей 61.2 и 61.3 Закона о банкротстве может быть подано в течение годичного срока исковой давности (п. 2 ст. 181 ГК РФ)

Соответственно вопрос – с какого момента считать начало срока?

В соответствии со статьей 61.9 Закона о банкротстве срок исковой давности по заявлению об оспаривании сделки должника исчисляется с момента, когда первоначально утвержденный внешний или конкурсный управляющий (в том числе исполняющий его обязанности) узнал или должен был узнать о наличии оснований для оспаривания сделки, предусмотренных статьями 61.2 или 61.3 Закона о банкротстве.

Если утвержденное внешним или конкурсным управляющим лицо узнало о наличии оснований для оспаривания сделки до момента его утверждения при введении соответствующей процедуры (например, поскольку оно узнало о них по причине осуществления полномочий временного управляющего в процедуре наблюдения), то исковая давность начинает течь со дня его утверждения.

Разрешая вопрос о том, должен ли был арбитражный управляющий знать о наличии оснований для оспаривания сделки, учитывается, насколько управляющий мог, действуя разумно и проявляя требующуюся от него по условиям оборота осмотрительность, установить наличие этих обстоятельств.

При этом судам предписано принимать во внимание, что разумный управляющий, утвержденный при введении процедуры, оперативно запрашивает всю необходимую ему для осуществления своих полномочий информацию, в том числе такую, которая может свидетельствовать о совершении сделок с предпочтением.

Осмотрительный управляющий запросит у руководителя должника документацию, как это предусмотрено законом, запросит у соответствующих лиц сведения о совершенных в течение трех лет до возбуждения дела о банкротстве и позднее сделках по отчуждению имущества должника (в частности, недвижимого имущества, долей в уставном капитале, автомобилей и т.д.), а также имевшихся счетах в кредитных организациях и осуществлявшихся по ним операциям и т.п.

Пропущенный управляющим срок может быть восстановлен, если основание недействительности сделки связано с нарушением совершившим ее от имени должника предыдущим арбитражным управляющим.

Исковая давность по заявлению об оспаривании сделки применяется по заявлению другой стороны оспариваемой сделки либо представителя учредителей (участников) должника, при этом на них лежит бремя доказывания истечения давности. Другими словами, сам по себе пропуск срока исковой давности не означает автоматический отказ в удовлетворении заявления арбитражного управляющего, так сказать второй повод ходить в судебные заседания.

Оспаривание сделок в банкротстве: основания и последствия

Старший управляющий партнер юридической компании PG Partners Петр Гусятников подготовил информативный материал об особенностях оспаривания сделок при банкротстве – в каких случаях это возможно, как вести себя кредиторам и что может стать доказательством аффилированности?

Оспаривание сделок, а особенно в рамках процедуры банкротства, тема большая и не лишенная своих сложностей и тонкостей. Зачастую должники, предвидя возможное банкротство, стараются избавиться от всех своих активов и, как им кажется, «чистыми» пойти в процедуру. Однако не все так просто – очень часто должники не осознают весь возможный масштаб оспаривания сделок.

Главной целью при оспаривании сделок в рамках банкротства является увеличение конкурсной массы должника за счет возврата в нее имущества, денежных средств, прав требования и иных объектов гражданских прав.

Оспаривать сделки в рамках банкротства можно по различным основаниям: по общим правилам для оспаривания сделок, предусмотренным Гражданским кодексом, по корпоративным основаниям (крупная сделка, сделка с заинтересованностью и пр.), а также по специальным основаниям, предусмотренным Законом о банкротстве. Рассмотрим сейчас именно основания из Закона о банкротстве.

Закон о банкротстве дает нам право оспаривать подозрительные сделки и сделки, совершенные с предпочтением.

Подозрительные сделки должника

Подозрительными считаются такие сделки, которые вследствие их заключения причиняют ущерб одной из сторон сделки.

1. Сделки с неравноценным встречным исполнением (п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве)

Часто такие сделки называют «нерыночные». Сделка может быть признана недействительной при неравноценном встречном исполнении, если цена или иные условия сделки существенно отличаются в худшую сторону для должника от аналогичных сделок.

Например, если имущество было реализовано должником по заниженной цене, то кредиторы недополучили те деньги, которые могли бы получить, если бы должник реализовал имущество по рыночной цене. При этом рыночная стоимость такого имущества будет определяться профессиональным оценщиком, его назначит суд по ходатайству одной из сторон при рассмотрении вопроса об оспаривании сделки.

В случае если суд признает сделку недействительной, он обяжет приобретателя по сделке вернуть имущество.

Если вернуть имущество в натуре не представляется возможным, суд может обязать приобретателя вернуть его стоимость денежными средствами в конкурсную массу.

Читать еще:  Как можно выселить квартирантов соседей которые шумят

Указанные сделки могут быть оспорены в том случае, если они совершены в течение 1 года до принятия судом заявления о банкротстве, либо после принятия судом такого заявления.

2. Сделки, причиняющие имущественный вред (п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве)

Сделка может быть признана недействительной, если она совершена должником в целях причинения имущественного вреда кредиторам. При этом важно, что вторая сторона сделки знала о цели должника причинить совершаемой сделкой вред кредиторам.

Что может говорить о причинении имущественного вреда кредиторам? Если произошло уменьшение стоимости или размера имущества должника, если увеличен размер имущественных требований к должнику, либо наступили иные последствия, которые уже привели или могут привести к полной или частичной утрате возможности кредиторов удовлетворить свои требования.

Причинение вреда кредиторам должника предполагается, если на момент совершения сделки должник был неплатежеспособным, должник стал неплатежеспособным в результате совершения этой сделки, сделка безвозмездная, после сделки должник продолжает пользоваться или распоряжаться реализованным имуществом и пр.

Указанную сделку можно оспорить, если она совершена за три года до принятия судом заявления о банкротстве, либо после принятия судом такого заявления.

Сделки, совершенные с предпочтением

Целью оспаривания сделок с предпочтением является наиболее полное удовлетворение требований кредиторов, исходя из принципов очередности и пропорциональности. По итогу оспаривания таких видов сделок сторона сделки (контрагент) ставится в такое положение, в котором она была бы, если бы сделка с предпочтением не была совершена, а требование удовлетворялось в рамках дела о банкротстве должника на законных основаниях.

Можно оспорить сделку, как совершенную с предпочтением в случае, если один из кредиторов получил большее удовлетворение, чем он мог бы получить в результате банкротства должника (п. 2 ст. 61.3 Закона о банкротстве).

То есть сделка привела или может привести к досрочному удовлетворению требований одних кредиторов перед другими. Сделки подлежат оспариванию по данному основанию, если совершены за 1 месяц до принятия судом заявления о признании должника банкротом, либо после его принятия.

Также можно оспорить сделку, как совершенную с предпочтением в случае, если один из кредиторов получил большее удовлетворение, чем мог бы получить в результате банкротства должника и при этом данный кредитор знал о неплатёжеспособности должника (предбанкротном состоянии). То есть аффилированное или заинтересованное лицо, являющееся стороной по сделке, знало о том, что должник неплатежеспособен (п. 3 ст. 61.3 Закона о банкротстве).

Сделку можно оспорить по данному основанию, если она совершена за 6 месяцев до принятия судом заявления о банкротстве должника или после его принятия.

Перечень сделок, которые могут быть признаны недействительными по данному основанию открытый, соответственно, имело ли место предпочтение, устанавливается судом в каждом конкретном случае.

Иски о признании сделок недействительными рассматриваются тем же судом, что и дело о банкротстве должника. Обратиться в суд с заявлением о признании сделки недействительной по какому-либо основанию могут: арбитражный управляющий, уполномоченный орган (например, налоговая), кредитор (фактически, как показала практика, имеющий любое количество голосов в реестре требований кредиторов).

Самым важным последствием признания сделки недействительной (а также самой важной целью) является возвращение в конкурсную массу всего того, что было передано должником или иным лицом за счет должника или в счет исполнения обязательств перед должником, а также изъято у должника по сделке. Если же возврат имущества в конкурсную массу в натуре невозможен, то приобретатель возмещает стоимость этого имущества на момент приобретения и вносит в конкурсную массу соответствующую сумму денежных средств.

Как доказать мнимость сделки?

Признание мнимой сделки недействительной осуществляется только через суд. Как уже сказано выше, обратиться в суд о признании сделки недействительной ввиду ее мнимости может любое лицо, чьи права и интересы были нарушены.

Это может быть, например, банк, у которого из-под самого носа вдруг продали имущество, планировавшееся к взысканию долга или же сторона по другому делу, желавшая наложить обеспечительные меры на спорное имущество, но не успевшая это сделать ввиду его «якобы продажи».

Рассматривать споры о признании сделки недействительной компетентны районные суды (по делам с участием частных лиц) и арбитражные суды (по спорам, связанным с экономической деятельностью).

Доказывать как в первом, так и во втором случае придется одни и те же обстоятельства с учетом сути сделки.

Суд будет проверять, а заинтересованная в признании сделки мнимой сторона доказывать:

  1. Отсутствие фактического исполнения обязательств по сделке полностью или в части. Если покупатель перевел деньги за имущество, но оно не было передано ему и используется продавцом – это явное неисполнение, но здесь важно наличие или отсутствие требований «пострадавшей» от неисполнения стороны. Если же оба участника сделки ничего для взаимного обеспечения исполнения условий не предприняли, то налицо явная мнимость.
  2. Реальный переход прав на имущество. Пользуется ли имуществом покупатель, передано ли оно, где оно хранится и кто им пользуется – все эти вопросы подлежат изучению в суде.
  3. Обоюдное согласие сторон сделки с ее мнимостью. Если сделка не исполнена одной стороной – вторая, как минимум, должна потребовать этого исполнения. Если никто и ничего не требует, обе стороны сохраняют полное спокойствие и не пишут друг другу претензии и гневные письма – их такой расклад дел полностью устраивает.
  4. Использование предмета сделки стороной, которой произведено отчуждение имущества. В качестве доказательств этому подойдут:
    1. свидетельские показания;
    2. документы о содержании имущества его ремонте;
    3. справки, выписки;
    4. аудио- и видеозаписи.

По каждому из пунктов требуется собрать максимум доказательств – от выписок из регистрирующих органов до свидетельских показаний и справок. Сформулировать и представить какой-нибудь «шаблон» для доказывания мнимой сделки нет возможности – доказывать придется все или большинство из ее признаков, перечисленных выше. При этом для каждой сделки (купля-продажа, аренда, дарение и т.д.) они будут отличаться.

И самое главное. Если по документам сумма сделки указана, скажем, в 500 тысяч рублей, а реально одна из сторон передала 200 или 100 тысяч – вернуть придется то, что указано в договоре. И вторая сторона вправе это требовать на полном основании, руководствуясь вынесенным судебным решением.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector