Garant-blok.ru

Гарант Блок
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Реабилитированные лица кто это

Реабилитированные лица кто это

РЕАБИЛИТАЦИЯ

Как это было

13 августа 1990 года президент СССР Михаил Горбачев подписал указ «О восстановлении прав всех жертв политических репрессий 1920-1950-х годов».

В соответствии с указом были признаны незаконными, противоречащими основным гражданским и социально-экономическим правам человека репрессии, проводившиеся в отношении крестьян в период коллективизации, а также в отношении всех других граждан по политическим, социальным, национальным, религиозным и иным мотивам в 1920-1950-х годах, права которых должны быть полностью восстановлены.

Указ не распространялся на лиц, обоснованно осужденных за совершение преступлений против Родины и советских людей во время Великой Отечественной войны, в предвоенные и послевоенные годы.

Совету Министров СССР поручалось внести в Верховный Совет СССР проект законодательного акта, определяющего перечень этих преступлений и порядок признания по суду лиц, осужденных за их совершение, не подлежащими реабилитации по основаниям, предусмотренным настоящим Указом.

В годы советской власти массовым репрессиям по политическим мотивам были подвергнуты миллионы человек. По данным статистики I спецотдела бывшего МВД СССР (ныне — МВД РФ), в период с 1 января 1921 года по 1 июля 1953 года по обвинениям в совершении контрреволюционных и других особо опасных государственных преступлений было осуждено 4 060 306 человек, из них 799 455 — к высшей мере.

В подтвержденной документами статистике особое место занимают два года (1937 и 1938), известные как годы Большого террора, когда наблюдался резкий взлет масштаба политических репрессий. За эти два года были осуждены по обвинениям политического характера 1 миллион 345 тысяч человек, или 35% от общего их числа за период 1918-1990 годов. К высшей мере за 1918-1990 годы были приговорены 828 тысяч человек, из них 682 тысячи (или свыше 82%) приходится на 1937 и 1938 годы.

Процесс реабилитации жертв политических репрессий начался с доклада первого секретаря ЦК КПСС Никиты Хрущева «О культе личности и его последствиях» на XX съезде КПСС 25 февраля 1956 года. 13 августа 1990 года был подписан указ Президента СССР «О восстановлении прав всех жертв политических репрессий 1920-1950-х годов». 18 октября 1991 года был принят закон РСФСР «О реабилитации жертв политических репрессий». В 1992 году была создана Комиссия при Президенте по реабилитации жертв политических репрессий. 14 марта 1996 года вышел Указ Президента РФ «О мерах по реабилитации священнослужителей и верующих, ставших жертвами необоснованных репрессий».

30 октября 1991 года в России впервые отмечался День памяти жертв политических репрессий в память о голодовке узников лагерей в Мордовии, начавшейся 30 октября 1974 года.

Изучать дела жертв сталинских репрессий могут только их родственники

Справки о реабилитации жертв политических репрессий содержат конфиденциальные сведения, которые могут раскрываться только их родственникам. К такому выводу пришел Верховный суд России.

По действующему законодательству заявление о реабилитации вправе подать заинтересованные лица или общественные организации. Тогда как согласно утвержденному МВД России административному регламенту, для получения справки родственникам репрессированных требуется предоставить свидетельство о смерти, а также доказать свое родство с погибшим. Иные заинтересованные лица (в том числе общественные объединения) могут получить желаемые документы, только если жертва репрессий жива и выдала заявителю соответствующую доверенность.

По мнению Владимира Трегубова, обратившегося в Верховный суд России, закон гарантирует право подать заявление о реабилитации любому заинтересованному лицу, а потому требования доказательств родства или доверенности ограничивает его права на получение справки о реабилитации.

Но служители Фемиды не поддержали его доводов, указав на конфиденциальность сведений о репрессированных гражданах. Ведь действующим законодательством на срок 75 лет установлены ограничения на доступ к архивным документам, содержащим сведения о личной и семейной тайне гражданина, его частной жизни. До окончания этого срока архивные сведения могут выдаваться только с письменного разрешения самого гражданина, а после его смерти – с санкции его наследников. Поэтому судья Валентина Емышева пришла к выводу о законности установленных МВД России ограничений.

В то же время спорный административный регламент не содержит указаний на год окончания дела репрессированного, сведения о котором признаются конфиденциальными и не могут раскрываться не доказавшим родство или не имеющим доверенности лицам. Тогда как для жертв «красного террора», проводившегося с 1917 по 1923 год, раскулачивания (1928 — 1932) установленный 75-летний срок уже истек. В прошлом году должны были рассекретить и дела репрессированных в 1937 году, на который приходится пик так называемого «большого террора».

Кроме того, в самой справке указываются лишь общие данные о пострадавшем, виде, дате и месте репрессии. Эти сведения активно собираются и публикуются историками, в том числе в виде мартирологов.

ФСБ обещает выдавать архивные справки любому желающему

Федеральная служба безопасности готова бесплатно выдавать архивные справки и копии документов. Административный регламент предоставления такой услуги, подписанный главой ведомства Александром Бортниковым, вступит в силу 23 февраля.

Запрос на выдачу архивных материалов любой желающий может подать как лично через региональное управление службы (в том числе на Литейном проспекте,4), так и отправив по почте, по e-mail или через Единый портал предоставления государственных услуг (gosuslugi.ru). К заявлению необходимо приложить копию удостоверяющего личность документа (паспорта).

На рассмотрение запроса и выдачу архивной справки или выписки, а также копий архивных документов, сотрудникам ФСБ отводится в сумме 30 календарных дней.

«Государственная услуга предоставляется без взимания государственной пошлины или иной платы», – отмечается в административном регламенте.

В то же время в выдаче информации может быть отказано, в том числе, когда запрашиваемые сведения содержат персональные данные о третьих лицах, а заявитель не представил полномочия на их получение. Также спецслужбы не должны выдавать материалы, составляющие государственную или иную охраняемую федеральным законом тайну. Кроме того, основанием для отказа являются формальные ошибки заявителя (отсутствие реквизитов, невозможность прочесть запрос, наличие нецензурных либо оскорбительных выражений и так далее).

Напомним, что вопрос о возможности доступа к архивным данным репрессированных уже рассматривался Верховным судом России. Ведь под видом защиты личной и семейной тайны граждан документы засекречиваются аж на 75 лет (такой срок не установлен даже для государственных секретов). Новый регламент де-факто вводит «вечную» секретность для архивных документов, содержащих персональные сведения. Таким образом, формально защищая права граждан (в том числе потерпевших), такая норма делает невозможным доступ общественным организациям, историкам и иным заинтересованным лицам к архивам о репрессиях даже 20-х и 30-х годов, а также исследования деятельности ВЧК, НКВД и иных ведомств советской эпохи.

Реабилитация

«Личное дело каждого» : как искать дела своих родственников, куда писать запросы, как эти запросы составить, что искать в этих делах.

Куда обращаться репрессированным

Чем «подвергшиеся политическим репрессиям и подлежащие реабилитации» отличаются от «пострадавших от политических репрессий»? Кто и куда может подать заявление о реабилитации? Чем отличается правовое положение гражданина до реабилитации и после?

Наверное, каждый гражданин нашей страны понимает, что такое «политические репрессии». Верховный Совет РСФСР, осуждая многолетний террор и массовые преследования своего народа, 18 октября 1991 года принял Закон «О реабилитации жертв политических репрессий», целью которого явилась реабилитация всех жертв политических репрессий, подвергнутых таковым на территории Российской Федерации с 25 октября (7 ноября) 1917 года. —

Политическими репрессиями признаются различные меры принуждения, применяемые государством по политическим мотивам. Это и лишение жизни или свободы, помещение на принудительное лечение в психиатрические лечебные учреждения, выдворение из страны и лишение гражданства. К репрессиям относятся выселение групп населения из мест проживания, направления в ссылку, высылку и на спецпоселение, привлечения к принудительному труду в условиях ограничения свободы, а также иное лишение или ограничение прав и свобод граждан. А точнее лиц, признававшихся социально опасными для государства или политического строя по классовым, социальным, национальным, религиозным или иным признакам. Причем меры принуждения осуществлялись по решениям судов и других органов, наделявшихся судебными функциями, либо в административном порядке органами исполнительной власти и должностными лицами и общественными организациями или их органами, наделявшимися административными полномочиями.

Правда, понятия «подвергшиеся политическим репрессиям и подлежащие реабилитации» от «пострадавших от политических репрессий» следует различать.

Подвергшимися политическим репрессиям и подлежащими реабилитации признаются:

дети, находившиеся вместе с репрессированными по политическим мотивам родителями или лицами, их заменявшими, в местах лишения свободы, в ссылке, высылке, на спецпоселении;

дети, оставшиеся в несовершеннолетнем возрасте без попечения родителей или одного из них, необоснованно репрессированных по политическим мотивам.

Пострадавшими от политических репрессий признаются дети, супруга (супруг), родители лиц, расстрелянных или умерших в местах лишения свободы и реабилитированных посмертно.

В соответствии со статьей 6 Закона Российской Федерации «О реабилитации жертв политических репрессий» от 18.10.1991 № 1761-1 заявления о реабилитации могут быть поданы самими репрессированными, а равно любыми лицами или общественными организациями.

Заявления подаются по месту нахождения органа или должностного лица, принявшего решение о применении репрессий, либо по месту жительства заявителя.

В отношении лиц, которые подвергнуты в административном порядке ссылке, высылке, направлению на спецпоселение, привлечению к принудительному труду в условиях ограничения свободы, в том числе в «рабочих колоннах НКВД», а также иным ограничениям прав и свобод — в органы внутренних дел, в отношении прочих репрессированных — в органы прокуратуры.

Читать еще:  План счетов Счет 05 Амортизация нематериальных активов

К обращению необходимо приложить нотариально заверенные копии документов, подтверждающих факт родства с репрессированным (свидетельства о рождении, о заключении брака, если изменялась фамилия, и т. д.).

Срок рассмотрения заявлений о реабилитации не может превышать трех месяцев.
В соответствии со ст. 8.1 Закона по заявлениям заинтересованных лиц или общественных организаций органы прокуратуры и внутренних дел составляют заключения и выдают справки о признании лиц подвергшимися политическим репрессиям и подлежащими реабилитации либо пострадавшими от политических репрессий.

Реабилитированные лица, а с их согласия или в случае их смерти — родственники имеют право на ознакомление с материалами прекращенных уголовных и административных дел и получение копий документов. Ознакомление других лиц с указанными материалами производится в порядке, установленном для ознакомления с материалами государственных архивов.

Реабилитированные лица и их наследники имеют право на получение сохранившихся в делах рукописей, фотографий и других личных документов.
По ходатайству заявителей органы, осуществляющие архивное хранение дел, связанных с репрессиями, обязаны, если располагают соответствующими сведениями, сообщить им время, причины смерти и место погребения реабилитированного.

Реабилитированные лица восстанавливаются в утраченных ими в связи с репрессиями социально-политических и гражданских правах, воинских и специальных званиях. Им возвращаются государственные награды, предоставляются меры социальной поддержки, выплачиваются компенсации в порядке, установленном законом и законами субъектов Российской Федерации.

Реабилитированным лицам и их наследникам возмещается причиненный в связи с репрессиями материальный вред за счет федерального бюджета.

Так, например, признается право реабилитированных лиц, утративших жилые помещения в связи с репрессиями, возвращаться для проживания в те местности и населенные пункты, где они проживали до применения к ним репрессий. В случае возвращения на прежнее место жительства реабилитированные лица и члены их семей принимаются на учет и обеспечиваются жилыми помещениями в порядке, предусмотренном законодательством субъектов Российской Федерации. Это право распространяется также на членов их семей и других родственников, проживавших совместно с репрессированными лицами до применения к ним репрессий, а также на детей, родившихся в местах лишения свободы, в ссылке, высылке, на спецпоселении. При отсутствии документального подтверждения факт вынужденного переселения, связанного с репрессиями родственников, может устанавливаться судом.

Списки реабилитированных лиц с указанием основных биографических данных, обвинений, по которым они признаны реабилитированными, периодически публикуются органами печати.

Признанные в установленном порядке виновными в преступлениях против правосудия работники органов ВЧК, ГПУ — ОГПУ, УНКВД — НКВД, МГБ, прокуратуры, судьи, члены комиссий, «особых совещаний», «двоек», «троек», работники других органов, осуществлявших судебные полномочия, лица, участвовавшие в расследовании и рассмотрении дел о политических репрессиях, несут уголовную ответственность на основании действующего уголовного законодательства. Сведения о лицах, признанных в установленном порядке виновными в фальсификации дел, применении незаконных методов расследования, преступлениях против правосудия, периодически публикуются органами печати.

Илона Матяш, старший прокурор отдела по обеспечению участия прокуроров в апелляционной и кассационной стадиях уголовного судопроизводства уголовно-судебного управления прокуратуры Хабаровского края.

Реабилитированные лица

Родственники могут рассчитывать на возмещение расходов на погребение, если умерший относился к категории реабилитированных лиц.

Реабилитированные — отдельная категория граждан.

Чтобы знать, на какую компенсацию можно рассчитывать, надо уметь отличать реабилитированного от пострадавшего от репрессий.

К реабилитированным относят граждан, которые, будучи несовершеннолетними, находились в ссылке с репрессированными родителями или опекунами.

Раскрыть архивы и «вернуться домой»: защитить права репрессированных

Когда шли репрессии

Политические репрессии начались в Советской России сразу после октябрьской революции 1917 года. От них страдали граждане самых разных слоев и профессий: начиная с бывших царских чиновников и полицейских, заканчивая священниками и фотографами. По-настоящему массовый характер расправы над «неугодными» приобрели в 1930-е годы и с разной степенью интенсивности продолжались вплоть до смерти Иосифа Сталина весной 1953 года. По подсчетам историка Арсения Рогинского, число репрессированных в период с 1921 по 1953 годы составило около 5,5 млн человек. Из них к 2016 году реабилитировали почти 400 000 человек, рассказывал начальник управления Главной военной прокуратуры Игорь Шаболтанов.

При этом процесс реабилитации проходил в два этапа. Первый из них начался в 1953 года сразу после смерти Сталина. Тогда по решению высших партийных и госорганов СССР советская прокуратура стала проверять уголовные дела в отношении лиц, осужденных за госпреступления. По данным Шаболтанова, с 1953 по 1961 годы сняли обвинения почти с 270 000 невинно осужденных граждан, считая тех, кого незаконно репрессировали в годы Великой отечественной войны.

Второй этап начался уже после развала СССР. В 1991 году приняли отдельный Закон «О реабилитации жертв политических репрессий» №1761-1. Юрист “Команды 29” Валерия Ветошкина называет именно этот момент «отправной точкой» в процессе признания самого факта тех репрессий на законодательном уровне. В преамбуле этого акта власти напрямую признают и осуждают факт политических расправ, произошедших в советские годы.

Сложности с реабилитацией на практике

Правда, на практике до сих пор непросто добиться реализации некоторых положений этого закона. Одни из проблем касается возврата имущества, которого люди лишились в результате репрессий. Действующее законодательство предусматривает компенсации реабилитированным или их наследникам за активы, которые забрала советская власть (Постановление правительства от 12 августа 1994 года № 926). Но эти деньги можно получить только в том случае, если “имеются документы о характере, состоянии и количестве имущества, на основании чего его возможно оценить”. Предоставить такие бумаги большинству потенциальных получателей компенсации сложно. В тех условиях, когда люди лишались своего имущества, они просто не могли его никак описать или задокументировать: «Порой все происходило во внесудебном порядке».

Источник: аналитический доклад «Между местью и забвением: концепция переходного правосудия для России» Николая Бобринского и Станислава Дмитриевского

Юрист ПЦ «Мемориал» Марина Агальцова рассказывает, что российская прокуратура вне зависимости от обращений граждан с 1991 по 2004 годы занималась массовой реабилитацией репрессированных. Сейчас закон, регулирующий эту сферу, применяется значительно реже. Практики по таким вопросам практически нет, что вызывает сложности, констатирует эксперт. Она приводит в пример дело одного из своих доверителей, который хотел реабилитировать своего дедушку, расстрелянного по приговору «тройки» ОГПУ за кражу кирпичей со стройки. Для чего внук сначала обратился в прокуратуру, но безрезультатно, а затем пошел в суд (дело № 2а-2021/2018).

«Тройки» НКВД были внесудебными органами репрессий против «антисоветских элементов» в 1937–1938 годах. Они могли выносить любые приговоры, вплоть до смертных, и состояли из трех человек, одним из которых был прокурор.

По Закону о реабилитации в подобных случаях нужно сначала подать заявление в надзорный орган, а возможный отказ оттуда обжаловать потом в судебном порядке. Такая логика понятна, потому что репрессированные по приговорам ОГПУ или «тройками» НКВД оказались лишены нормального суда, рассуждает Агальцова. Она подчеркивает, что эти органы были настоящими «расстрельными конвейерами»: рассматривали в день до 500 дел без участия обвиняемого или его адвоката. Право на обжалование таких решений отсутствовало.

Нормативный акт 1991 года четко закрепляет право на пересмотр подобных дел не только надзорным органом, но и судом. Вместе с тем, принятый позднее ФЗ «О прокуратуре» запрещает вмешательство в прокурорский надзор. Ссылаясь на этот принцип, суды отказали заявителю обжаловать отказ прокуратуры реабилитировать дедушку по делу о краже кирпичей. В июле 2020 года мы обжаловали такую коллизию в Конституционный суд, рассказала Агальцова. Пока документ находится на изучении судьями КС.

Раскрыть виновных и узнать судьбы нереабилитированных

До сих пор сложно ознакомиться с делами тех репрессированных, кого не реабилитировали. Действующее законодательство этот момент никак не регулирует. Пользуясь подобным правовым пробелом, силовые ведомства долгое время отказывались предоставлять документы о таких жертвах даже их родственникам. Они ссылались на п. 5 совместного приказа Минкульта, МВД и ФСБ от 25 июля 2006 года № 375/584/352. Там указано: если граждане обращаются за доступом к делам людей, которым отказано в реабилитации, архив должен выдать справку о пересмотре дела.

Ситуация изменилась год назад, когда Верховный суд обязал ГУ МВД ознакомить актера Георгия Шахета с материалами уголовного дела его деда, Павла Заботина (дело № 5-КА19-20). Того расстреляли в 1933 году по решению «тройки». ВС признал решение полицейского ведомства незаконным, а ссылку на п. 5 приказа № 375/584/352 некорректной для подобных ситуаций. Агальцова объясняет, что в таких случаях нужно применяться ФЗ «Об архивном деле». Согласно нему, как только уголовные дела попадают в архив, на них больше не распространяются понятия «тайна следствия» и «тайна судопроизводства». А через 75 лет после создания бумаг перестают действовать ограничения, связанные с защитой персональных данных и семейной тайны. Значит, доступ к ним могут получить не только родственники, но и исследователи. Более того, «тройки» были внесудебными органами, поэтому на их действия вообще не должна распространяться тайна судопроизводства, объясняет Агальцов.

По ее словам, после прошлогоднего решения ВС архивы МВД стали предоставлять доступ к материалам нереабилитированных. А вот архивы ФСБ до сих пор отказываются это делать. Еще один шаг, чтобы переломить эту практику, юристы «Мемориала» уже сделали. Центральный районный суд г. Барнаула удовлетворил иск Александра Котенкова, который требовал у УФСБ по Алтайскому краю предоставить архивные документы о своем прадеде, расстрелянного как «врага народа» в 1930 году (дело № 2а-3533/2020

Читать еще:  Назначение ответственного за пожарную безопасность

М-3243/2020). При этом в обоснование такого решения райсуд сослался именно на выводы из акта ВС по делу Шахета.

Еще одна трудность связана с тем, чтобы доказать факт расправы именно по политическим мотивам. В 2019 году Сергея Тарасова лишили статуса жертвы репрессий после того, как прокуратура республики Коми пересчитала срок его отца – заключенного одного из лагерей Воркуты. В ведомстве указали, что к моменту рождения сына Тарасов-старший уже отбыл срок по «политической» статье и оставался в лагере по «бытовой» — за хищение социмущества. Значит, заявитель не может считаться жертвой политических репрессий. Юристы «Команды 29» в интересах Тарасова обжаловали это решение через Генеральную прокуратуру, а потом в суд, но безрезультатно (дело № 2а-3721/2020). Надзорный орган и две инстанции ему отказали, посчитав выводы республиканского прокурора обоснованными. По словам Ветошкиной, сейчас они с коллегами ждут мотивировочную часть решения из апелляции, чтобы понимать, какие действия предпринимать дальше.

Особенно непросто узнать имена тех, кто непосредственно участвовал в репрессиях. «Мемориал» дважды обращался в Генпрокуратуру с просьбами предоставить информацию об 11 прокурорах — участниках «троек». Материалы были нужны для исторического справочника. Надзорное ведомство отказалось давать такую информацию, а Тверской районный суд г. Москвы признал такое решение законным, сославшись на защиту персональных данных. Первая инстанция посчитала, что подобные сведения нельзя раскрывать без согласия наследников этих прокуроров. Сейчас эти выводы юристы «Мемориала» обжаловали в апелляцию. Заседание пока не состоялось.

«Вернуться домой»

Другой серьезной проблемой оказалось получить жилье детям репрессированных, которое им полагается по закону. Алиса Мейсснер, Елизавета Михайлова и Евгения Шашева должны были появиться на свет в Москве. Но вместо этого родились на спецпоселениях ГУЛАГа или за «сто первым километром» — там, куда в 1930-1940-е годы выслали их родителей-москвичей. В ссылке они живут всю свою жизнь. В советские годы вернуться мешал режим прописки. В начале 1990-х ограничения отменили, но купить московское жильё пенсионеркам не по силам — взамен своей квартиры в вятском посёлке в 20 километрах от бывшего спецпоселения ГУЛАГа Мейсснер может приобрести лишь полтора квадратных метра в Москве.

Год назад юристы Института права и публичной политики в интересах этих пенсионеров и других жертв репрессий смогли признать неконституционной ст. 13 Закона о реабилитации. КС посчитал спорную норму таковой из-за того, что она четко не определяет порядок выдачи квартир этим гражданам. Суд постановил, что власти обязаны стремиться к «возможно более полному возмещению такого вреда на основе максимально возможного использования имеющихся средств и финансово-экономического потенциала».

Чтобы исполнить решение Конституционного суда, депутатам Госдумы нужно изменить Закон «О реабилитации жертв политических репрессий» и региональное законодательство. Один из законопроектов на эту тему подготовил Минстрой, второе внесли на рассмотрение в парламент лидеры фракции «Справедливая Россия» — Сергей Миронов и Елена Хованская. Документы друг от друга кардинально отличаются. Чиновники предлагают оставить жилищное обеспечение жертв репрессий в ведении регионов. Это означает, что пострадавшие попадут в самый конец очереди на соцжилье и смогут получить его лишь через несколько десятков лет.

КритерийЗаконопроект от МинстрояЗаконопроект от «Справедливой России»
Кто финансирует выделение жильяРегиональный бюджетФедеральный бюджет
Сколько ждать выдачу жильяВ порядке общей очереди за соцжильемНе больше 1 года после подачи заявления
Отзыв ПравительстваПоложительныйНегативный

Сейчас в России осталось в живых лишь 1500 жертв репрессий, ожидающих переезда. Таких людей становится меньше с каждым годом и через 10-15 лет возвращаться будет уже некому. Правительственный законопроект специально написан так, чтобы люди, которым государство когда-то причинило тяжкий вред, так и не получили никакого возмещения, уверен юрист Григорий Вайпан, представлявший интересы заявителей в КС. Сегодня более 100 депутатов Мосгордумы и муниципальных советов Москвы направили в Госдуму письмо, где потребовали исполнить решение КС по делу о жилищных компенсациях жертвам репрессий.

За помощь в подготовке материала редакция благодарит:

— Начальника юридического отдела Музея истории ГУЛАГа Майю Байдакову,

— Доктора исторических наук, замдиректора Музея истории ГУЛАГа по научной работе Галину Иванову

— Руководителя Центра документации Музея истории ГУЛАГа Марию Лоцманову

— Члена Совета по правам человека при Президенте РФ Ольгу Сидорович

Реабилитация в уголовном процессе: что она включает

Гражданин, ставший жертвой ошибки органов предварительного расследования или правосудия, вправе рассчитывать на:

  1. Возмещение имущественного вреда. Субъект может взыскать с государства, например, неполученные доходы, расходы на услуги защитника, судебные штрафы, стоимость уничтоженного имущества и т.д. Следовательно, в каждом случае сумма может быть разной.
  2. Компенсацию морального вреда. При выяснении величины компенсации следует принимать к сведению длительность процесса, вид санкции, а также иные важные моменты. Помимо денег, гражданину должен принести извинения работник прокуратуры от имени России. Если информация об уголовном деле освещалась в СМИ, то в том же издании должна быть помещена заметка о реабилитации.
  3. Восстановление в трудовых, имущественных, пенсионных и прочих правомочиях. Например, незаконно привлечённый к уголовной ответственности подлежит восстановлению в прежней должности по прежнему месту работы, ему возвращают ранее изъятое имущество, восстанавливается звание и т.д.

«Ряд спорных вопросов применения реабилитации в уголовном судопроизводстве решаются судами в соответствие с Постановлением Пленума Верховного суда РФ от 29 ноября 2011 года № 17 «О практике применения судами норм главы 18 УПК РФ, регламентирующих реабилитацию в уголовном судопроизводстве»

Если гражданин хочет взыскать имущественный вред, ему следует обратиться с соответствующим требованием в суд, который принял решение о прекращении уголовного дела (преследования), либо в суд по собственному месту проживания, либо месту расположения органа, постановившего прекратить уголовное дело или преследование, принявшего решение о незаконном применении меры процессуального принуждения. На это отводится 3 года, которые начинают исчисляться с момента, когда лицо узнало о нарушении своих прав. Не позже 30 суток судья решает вопрос о производстве выплат.

Инструкция: как добиться реабилитации репрессированного человека

Куда писать заявление о реабилитации, нужно ли доказывать родство с репрессированным и почему в России происходит конфликт законов, которого быть не должно.

«Материал подготовлен в партнерстве с Международным историко-просветительским правозащитным обществом «Мемориал»»

Массовым политическим репрессиям с конца 1920-х до 1950-х годов в Советском Союзе подверглись миллионы людей. Репрессии были разные: кого-то арестовывали и расстреливали по решению «тройки» (внесудебный орган уголовного преследования) или других органов, нередко прямо в день вынесения приговора; других раскулачивали в административном порядке и высылали в отдаленные районы страны; кого-то депортировали из родных мест по национальному признаку.

Точное число жертв назвать трудно — многие были репрессированы неоднократно. Всего органы госбезопасности СССР за весь период своей деятельности арестовали около 7 миллионов человек, из них не менее 5 миллионов — по политическим обвинениям.

Часть этих людей была реабилитирована вскоре после смерти Сталина, но после отставки Хрущева процесс реабилитации практически прекратился на долгие годы. В годы перестройки реабилитация возобновилась и осуществлялась по Указу «О восстановлении прав всех жертв политических репрессий 1920–1950‑х годов», подписанному Горбачевым. И только под конец существования СССР, 18 октября 1991 года, Верховным Советом РСФСР был принят Федеральный закон «О реабилитации жертв политических репрессий». В соответствии с ним люди получали право доказать, что они стали жертвами политического режима, и восстановить свое доброе имя.

Фото: Leon Overweel, Unsplash

Изучить закон «О реабилитации»

В Федеральном законе «О реабилитации жертв политических репрессий» дано определение политических репрессий и перечислены категории лиц, имеющих право на реабилитацию. За несколько лет после принятия закона органы прокуратуры рассмотрели почти 1 миллион заявлений от граждан и реабилитировали почти 400 тысяч человек. В 1992 году на основании указа Президента РФ была создана Комиссия по реабилитации жертв политических репрессий, среди задач которой была координация работы органов власти по реабилитации и информирование общественности о масштабах и характере политических репрессий.

Найти репрессированного родственника

О том, что в вашем роду были репрессированные, вы можете и не знать: в советские времена люди часто предпочитали не вспоминать трагичные моменты из жизни семьи, замалчивали некоторые факты из биографии, и потомки могли так и остаться в неведении.

В 1991 году президент Борис Ельцин подписал указ № 82, согласно которому документы из архивов КГБ должны были быть переданы в государственные архивы. Таким образом, прекращенные уголовные дела репрессированных и реабилитированных, фильтрационные дела советских военнопленных и репатриированных граждан становились доступны широкой публике. Оказались в некоторой части открыты и фонды делопроизводства КГБ: приказы, статистика, отчеты. Указ так и не был выполнен в полном объеме: в октябре 1999 года он был отменен новым указом президента № 1359.

После принятия Закона о реабилитации и открытии доступа в архивы в разных регионах бывшего СССР стали создавать Книги памяти.

В 1998 году, чтобы систематизировать доступную информацию, общество «Мемориал» начало один из старейших своих проектов — создание единой базы данных «Жертвы политического террора в СССР». Туда вошло больше 3 млн имен репрессированных и впоследствии реабилитированных людей из региональных книг памяти. Объем информации в разных книгах разный: напротив некоторых имен — только даты рождения и ареста, напротив других — номер статьи, приговор, дата его исполнения и реабилитации.

Прежде чем начинать процесс реабилитации кого-либо, убедитесь, что этот человек еще не реабилитирован.

Написать заявление в органы

Чем больше вы соберете информации о репрессированном родственнике, тем выше шансы на успех у вашего заявления о реабилитации. Как минимум, желательно знать имя, дату и место рождения, но если известны место жительства, профессия и место работы на момент ареста, дата ареста, приговор, то это существенно увеличивает вероятность, что в архиве быстро найдут информацию о нужном человеке.

Читать еще:  Должностные обязанности уборщика служебных помещений

Фото: Brandi Redd, Unsplash

Подавать заявление нужно либо в прокуратуру (если дело, по которому проходил человек, было уголовным) либо в органы внутренних дел (если речь идет об административном аресте). Если человек был отправлен в лагерь или расстрелян, то это уголовное дело. В случае раскулачивания и дальнейшей ссылки речь, вероятно, идет об административном деле. Если вам точно не известна судьба родственника, можно написать два заявления и подать их в оба органа. Обращаться следует в управление ФСБ или МВД по тому региону, где человек был арестован. Если вы не располагаете информацией о месте ареста, пишите в органы региона по своему месту жительства.

Доказать родство с человеком

В ст. 6 Закона «О реабилитации жертв политических репрессий» написано, что подать заявление о реабилитации может сам репрессированный, а также любое лицо или общественная организация. То есть инициировать процесс реабилитации можно даже в отношении незнакомого человека, а не только своего родственника. Другой вопрос, что для получения каких-либо архивных документов (копий, справок, выписок) может потребоваться документально подтвердить родство с человеком. Например, если захотите получить справку о смерти или рождении своего родственника (даже если событие произошло в прошлом веке), органы ЗАГСа совершенно точно попросят предоставить документы, подтверждающие вашу родственную связь.

Дождаться ответа прокуратуры или МВД

После получения вашего заявления о реабилитации прокуратура либо МВД (в зависимости от того, по какой статье был привлечен репрессированный человек и куда вы подали заявление) запрашивает материалы в архивах и на основании полученных документов устанавливает, был ли факт политической репрессии. Доказательством репрессии может быть как приговор суда или решение внесудебного органа («тройки», «двойки», особого совещания, коллегии Особого государственного политического управления), так и решение сельсовета или райисполкома о раскулачивании, даже если по этому факту нет каких-то судебных решений. Срок рассмотрения заявлений о реабилитации по закону не может превышать трех месяцев.

При благоприятном исходе заявитель получает справку о реабилитации, которая подтверждает необоснованность репрессии и факт реабилитации.

Если вы родственник реабилитированного или с момента репрессии прошло более 75 лет, то вы имеете право ознакомиться с делом. Более того, родственник может получить копии документов из дела и личные документы реабилитированного, если они есть в деле.

В случае, если органы МВД или прокуратура не находят оснований для реабилитации, они должны составить заключение об отказе в реабилитации. Если в отношении человека было расследование, но его не осудили, прокуратура направляет отказ в реабилитации заявителю. Если человек все-таки был осужден, прокуратура должна передать дело с отказом для утверждения в суд (хотя иногда она пренебрегает этой обязанностью).

Смысл такой процедуры в том, что репрессированного человека в свое время лишили права на цивилизованный суд (как правило, у него не было права участвовать в процессе — приговор выносился заочно, не было защитника, не было права обжаловать приговор), и теперь для восстановления его прав необходимо, чтобы суд рассмотрел дело заново — в нормальном судебном процессе — и после этого решил, реабилитировать человека или нет.

После этого у вас два пути: либо принять это и спокойно жить дальше, либо обратиться в суд (в законе «О реабилитации» сказано, что решение об отказе в реабилитации можно обжаловать).

Быть готовым идти в суд

Адвокат Международного историко-просветительского правозащитного общества «Мемориал» Марина Агальцова вместе с юристами «Команды 29» занимается делом актера Георгия Шахета. Из единой базы «Мемориала» Шахет узнал, что его дед Павел Заботин был расстрелян по решению «тройки» 85 лет назад — в 1933 году. Чтобы узнать подробности этой истории, Шахет запросил материалы дела Заботина в Главном управлении МВД, но там актеру отказали, мотивировав тем, что Заботин был осужден по уголовной статье, а закон «О реабилитации жертв репрессий» предусматривает доступ к материалам дела только в случае, если статья была политической.

Первые суды Шахет проиграл — актеру отказывали в доступе к материалам дела по той же причине. Тогда Агальцова подала заявление на реабилитацию в надежде, что, даже если прокуратура откажет в реабилитации Заботина, то при судебной реабилитации прокуратура будет обязана принести документы в суд. Но прокуратура в реабилитации отказала и в суд документы не передала. Суд подтвердил, что прокуратура была права, не передав документы.

Тогда Агальцова подала кассационную жалобу на приговор Заботину 1933 года. Однако Мосгорсуд отказал в принятии жалобы, заявив, что в деле имеется политическая репрессия. Получалось, что реабилитации нужно было добиваться через прокуратуру. По словам Марины, это очень интересное противоречие в законодательстве, разбирательство по которому еще впереди.

Фото: Wesley Tingey, Unsplash

Но вопрос о доступе все-таки удалось решить. Адвокаты доказывали в суде, что в деле Шахета должен применяться Федеральный закон «Об архивном деле». По закону, спустя 75 лет с даты создания документов перестают действовать ограничения, связанные с защитой личной и семейной тайны, а закон о персональных данных на архивные документы вообще не распространяется. Таким образом, доступ к этим делам могут получить не только родственники, но и исследователи. А тайна судопроизводства и вовсе не имеет отношения к делу, поскольку «тройки» были внесудебными органами и никакого судопроизводства не осуществляли.

В итоге 5 июля 2019 года Верховный суд РФ постановил, что доступ к материалам нереабилитированных регулируется только законом «Об архивном деле», а не Тройственным положением (совместным приказом ФСБ, МВД и Росархива), которым раньше суды аргументировали свои отказы.

Верховный суд РФ также указал, что тайна следствия и судопроизводства не распространяется на запрашиваемые документы, отменил решения нижестоящих судов и обязал МВД предоставить Шахету доступ к материалам. На это решение теперь можно при необходимости ссылаться, хотя в России не прецедентное право, авторитет Верховного суда все же имеет значение.

Не откладывать дело на потом

Процесс реабилитации человека со временем не становится проще. Некоторые архивные документы уничтожаются просто потому, что госорганы не видят в них ценности. Уходят старшие поколения, и гибнут семейные архивы — собрать сведения, необходимые для реабилитации и подтверждения родства становится труднее. Поэтому, если вы хотите восстановить доброе имя своего родственника, самое время этим заняться.

Подписывайтесь на канал АСИ в Яндекс.Дзен.

“Ъ” рассказывает, как получить информацию о репрессированных родственниках

В отзыве указано, что правительственный законопроект сохраняет существующий порядок «очереди» для репрессированных. При этом КС указывал, что РФ обязана стремиться к «возможно более полному возмещению вреда», причиненного жертвам политических репрессий, «на основе максимально возможного использования имеющихся средств и финансово-экономического потенциала». «Принимая во внимание зачастую затягивающиеся сроки предоставления жилых помещений в порядке общей очередности», ОП приходит к выводу, что репрессированные, «как правило, люди преклонного возраста», могут не дожить до получения квартир. «Представляется целесообразным обеспечить жильем реабилитированных лиц в возможно короткий срок, путем разработки и реализации специального порядка предоставления жилых помещений,— заявляет ОП.— Однако представленный законопроект не предусматривает подобных положений».

«Мы удовлетворены результатами нулевых чтений в Общественной палате,— заявил “Ъ” юрист Григорий Вайпан, представляющий интересы трех заявительниц иска в КС.— Палата указала на главные недостатки правительственного законопроекта. Во-первых, отсутствие федерального регулирования и финансирования жилья для жертв репрессий. Во-вторых, предоставление жилья жертвам репрессий в порядке общей очереди. Рассчитываем на то, что депутаты учтут позицию Общественной палаты. Законопроект концептуально не соответствует постановлению КС и поэтому должен быть отклонен уже в первом чтении». Господин Вайпан добавил, что создал онлайн-петицию в поддержку права жертв репрессий на получение жилья. Правительственный законопроект будет рассмотрен 23 сентября на заседании профильного комитета Госдумы.

Компенсационные выплаты сильно варьируются, определяются особенностями конкретного случая. Максимальный размер – это 10 тыс. рублей. Такую сумму могут получить те, кто пребывал в тюрьме, психиатрическом диспансере. Также 10 тыс. рублей положено тем, кто из-за неправомерных действий власти лишился имущества (в том числе недвижимого). Если же это имущество и по сей день сохранно, тогда вместо компенсации его возвращают прежнему владельцу.

Жертвы репрессий не должны платить налог на землю. Поскольку преимущественно это пенсионеры, они имеют право на все привилегии, положенные другим гражданам нашей страны, достигшим пожилого возраста. Если необходимо оформить документацию для получения льгот, можно обратиться за помощью в социальные органы. Ответственные за это лица обязательно окажут посильное содействие.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector